Однокнопочный мир

В наши дни умный собеседник и друг гораздо более редкое явление,
чем «умный» дом, «умный» пылесос или телефон.

Пётр Зарубин (из разговора с женой)

В современном мире нас все больше окружают «умные» вещи: умный дом, умный пылесос, телефон, различные smart-устройства. Было бы гораздо лучше, если бы каждого из нас окружали умные люди, вместо появляющихся все новых модных технических штуковин, претендующих на интеллектуальное превосходство или равенство в тех задачах, которые решает человек.

В обществе потребления происходит процесс передачи этой «умности» от человека к техническим устройствам. Человек освобождает себя от различных действий, мыслей, решений, интеллектуальной активности, отдавая это все на откуп гаджетам. Нам предлагается изобилие всего и вся, и в этом изобилии в довесок новая философия потребителя: «Все просто. Достаточно нажать кнопку и ты получишь то, что хочешь».

Многие процессы, которые раньше занимали определенное время и как-то структурировали человека и его деятельность, сейчас «схлопнулись» до одного нажатия кнопки. От современного человека требуется лишь одно движение, жест. По нажатию кнопки происходят закупки в магазинах, знакомства, вступление в брак, разводы, путешествия, получение образования, отдых, работа. От человека скрывается вся внутренняя кухня «магических» превращений Мира, которая приводит к реальным результатам. Сложность Мира и явлений убирается для современного человека, оставляя ему на откуп лишь роль манипулятора, «нажимальщика» кнопок. Простой пример: многие из Вас, кто имеет автомобиль или компьютер знает его устройство и может починить его самостоятельно?

С одной стороны, современный мир, явления – сложны, имеют множество факторов, явных и неявных связей, отношений. С другой – для обывателя, он упрощается до одного нажатия. И в этом есть противоречие «качества» и «количества». Человеку предлагается отказаться от познания Мира, не познавать качество, а довольствоваться количеством. Проявлениями этого процесса есть отчасти деградация молодежи, развал образования, потребление, унификация различных сфер жизни по западному типу.

Мир становится простым и функциональным. Идея функциональности, простоты и легкости начинает доминировать. Опасность этой идеи в том, что под ее воздействием, у человека меняется отношение к труду, к деятельности как таковой. Формируется новый тип мышления: клиповый, например. Уже сейчас, мы наблюдаем такие явления как гедонизм, неспособность детей понимать смысл прочитанных рассказов, сложность в восприятии больших текстов, сложность в обнаружении смыслов, бедность языка, алекситимию, распространение разного рода нехимических зависимостей (игровая, интернет-зависимость), тотальная скука и личностная пустота, которые современный человек стремится заполнить развлечениями, сменой вещей, продлением своего детства, игрой. Одним из примеров таких игр являются квесты, которые набирают огромную популярность. Это своего рода симулякр интеллектуальной применимости человека и развлечения в одном флаконе.

«Вся жизнь – игра!» — это изречение может быть отличным девизом современности, человека-потребителя, где в качестве игрушек выступает любой товар. Технические электронные устройства, гаджеты, все, что связано с виртуальностью – это игрушки современного человека.

По словам известного философа Мираба Мамардашвили: «Человек —это постоянное усилие стать человеком». Общество потребления предлагает нам жить без усилий, где, потребляя Мир во всей его целостности и разделенности (сейчас все практически стало товаром), человек платит своей человечностью. Человечность как суть, внутренний смысл – вот та плата за полный живот в обществе изобилия. Отсюда всплеск суицидов, потеря смысла жизни, депрессии, скука. Фроммовское отчуждение человека от самого себя набирает обороты. И если, в индустриальном обществе отчуждался труд, то сейчас, в информационную эпоху отчуждается сам человек. Он уже не хозяин своих потребностей. Его потребности формируются также искусно, как оформляются витрины гипермаркетов, приглашая всех желающих лицезреть все великолепие того изобилия вещей, которые так доступны, с одной стороны, и так недоступны с другой. Невольно возникает ощущение, что находишься не в гипермаркете, а в музее, проходя среди витрин, поглощая товары-экспонаты. Вещи уже перестали быть просто вещами: они приобретают другой смысл, культурный код. Вещь – это не только как суть вещь, но и символ. Символ богатства, символ принадлежности к социальным группам.

Раньше, чтобы принадлежность к социальной группе, представляющую элиту общества, необходимо было обладать личными качествами, заслугами. В СССР были социальные лифты, которые предоставляли возможность достойному человеку занять соответствующее место в общественной вертикали. Сейчас такого уже нет. На повестке дня один критерий социальной успешности – уровень потребления, капитал. Читая историческую литературу, мы можем представить себе образ дворянина. Дворянин – это не только кровные узы и наследственность, но и служба Отечеству, соответствующий культурный код, моральные качества, манеры общения, уровень образования. В обществе потребления чтобы стать достойным и выйти наверх, нужно лишь обладать соответствующим потребительским поведением. Манеры, образование, служба, совесть, мораль – все это «устаревшие» атрибуты социального продвижения, которые в нынешнем времени претерпели предельное упрощение. Вещи и потребление наделяются новыми качествами и социальными кодами. Примером такого явления является такой факт нашей истории. Еще совсем недавно, люди 90х годов прошлого столетия, которые имели неоднозначную репутацию в плане закона, стали уважаемыми людьми сейчас.

Вещь как объект обладания стала маркером, новым описательным языком, идентификационным кодом самого человека. «Скажи мне, что ты потребляешь, и я скажу кто ты». Потребление сегодня возведено в обязанность. Раньше человек был обязан трудится, сейчас он обязан потреблять. И в рамках этого процесса в социальном плане с человеком строится диалог. Примеров этому масса. Реклама и мода представляет собой «заботу» о потребностях человека. С экранов телевизоров и журналов с ним говорят, его подбадривают, находят аргументы в пользу смены очередной модели телефона, авто или другого товара, человека подводят к мысли о сохранении собственного Я и самоценности через потребление.

Поскольку человек отчужден от самого себя, то имеет место быть разрыв социальных связей и дефицит межличностых отношений. За примером далеко ходить не надо: много ли Вы знаете людей на Вашей лестничной площадке, соседей? Социальные сети и интернет-общение как суррогат реальному общению, который имеет место в потребительском обществе, компенсируется симулякром заботы и вниманием в рамках процесса потребления. Человек интересен и заслуживает внимания, если он потребляет. Это довольно циничная повестка дня демонстрируется самыми простыми примерами. Достаточно сходить в магазин или любое место, где продают услугу. Тут же «накидываются» толпы продавцов, которые одаривают Вас фальшивыми улыбками, расположением (симулякр отношений), большое количество рекламного мусора и сообщений, с посылом, что мы-то знаем, что Вам и Вашей индивидуальности нужно. И стоит только дать понять, что ты не будешь ничего покупать, происходит метаморфоза, интерес к человеку теряется. Такая вот, незамысловатая забота.

Кредиты – это тоже часть такой заботы. Через кредиты человека подпитывают, чтобы он оставался в этом дискурсе потребления. А те, кто не желает присоединиться к этому разговору, остаются не у дел, выброшенными на социальную обочину. Обществу потребителей такие люди не нужны.

В 90х годах прошлого столетия была такая музыкальная группа «Технология». Мне вспомнились строки одной их песни:

Нажми на кнопку – получишь результат
И твоя мечта осуществится.
Нажми на кнопку, ну что же ты не рад?
Тебе больше не к чему стремиться.

Не знаю, думали ли эти ребята, что своей песней 25 лет назад, они обозначили квинтесенцию общества потребления. Сами строки говорят нам о том, что такое общество не принесет удовлетворения человеку, он не будет в нем счастлив. Качество жизни не заполнить количеством «побрякушек». Существует большая вероятность того, что нынешнее поколение потребителей «проест» собственное будущее и будущее своих детей, если уже не проело. За примерами далеко ходить не надо: мировой финансовый кризис, распад Европейских ценностей, философский дискурс о конце эпохи модерна со всеми его социальными институтами (семьи, национального государства, политики, образования), «конец Истории» Фукуямы, «конец Науки» Хоргана.

Мы являемся свидетелями демонтажа вышеперечисленных институтов. Останется ли человек человеком, находясь в этом потребительском «рае», большой вопрос, поскольку процесс «расчеловечивания» уже запущен. Развитие биотехнологий только ускорит этот процесс. А как это будет – покажет время. Но это уже другая история.

Психолог Пётр Зарубин

2016-08-13T23:33:18+00:00 Август 13th, 2016|Нет комментариев

Оставить комментарий