Что в имени тебе моём?

 

Я давно уже стал замечать, что люди по-разному реагируют на собственное имя, а также имеют определенные предпочтения в том, как называть других людей. Каждый из нас может взять в руки свой паспорт и прочитать, как звучит его имя официально, но в обычной жизни, мы можем называть себя по-другому.

Например, иногда нам встречаются люди, которые даже при первой встрече обращаются к нам «Рома» вместо «Роман», «Люда» вместо «Людмила». И, конечно же, они делают это не всегда специально, а потому что привыкли или имеют такую манеру общения. Но есть и другие люди, которые себя именуют «Света» вместо «Светлана», «Саня» или «Саша» вместо «Александр» и.т.д. Одно дело, когда такому «Сане» или «Свете» лет тринадцать, другое – когда так представляется женщина или мужчина лет под сорок, у которых уже могут быть свои тринадцатилетние дети. Ко мне на консультацию пришла женщина, которая просила, чтобы я называл ее «Таня», вместо «Татьяна», что ей не нравится это «Татьяна». Хотя она была старше меня на десять лет. Или, например, в социальных сетях имена: профиль женщины за 40, которая именует себя «Оленька», вместо «Ольга». И я задумался над тем, что может сказать имя о человеке.

Как известно, имя – это личное название человека, если хотите, знак на уровне языка, с которым человек себя идентифицирует. Свое имя мы слышим с первых дней своей жизни. Наше имя «прирастает» к нам, имя – это Я. Когда слышим его, мы реагируем на обращение. То, как мы себя называем, отражает наше собственное отношение к самому себе.

Многие люди помнят свое детство. Вспомните, как называла вас мама, бабушка? А сейчас? А как называют подчиненные на работе, друзья, незнакомые люди, жена, муж? Есть ли разница в том, что вы вспомнили? Полагаю, что для большинства – есть. И в этом отношении, имя носит не только информационную нагрузку о том, как вас зовут, но и о таких моментах, о которых пойдет речь ниже.

1. Степень близости/дистанции с человеком (границы общения)

То, как мы позволяем себя называть или называем сами, говорит нашему собеседнику о степени близости с ним, о том, в какой мере мы можем быть с ним открыты, или насколько он позволяет нас подпускать в свое личное пространство. Например, Вы познакомились с человеком, он представился «Иван Иванович», потом через какое-то время, он стал в вашем с ним общении «Иваном», а для некоторых, вообще, «Ваней» или «Ванечкой». Согласитесь, между тремя этими именами для вполне реального человека есть разница в характере общения, в его качестве. Вы можете сами подставить в этот пример свое имя и найти разницу для себя в качестве общения, задав себе такой вопрос: Чем отличается мое общение с людьми, которые меня называют «Иваном» или «Ваней»?

«Ваней», «Таней», «Светой», мы обычно позволяем называть себя близким людям, или людям, которых мы очень хорошо знаем, с кем дружим много лет, с кем общаемся на короткой дистанции или позволяем такую дистанцию установить. Хотя есть люди, которые сразу предпочитают устанавливать такую короткую дистанцию, при этом, они не являются вашими родными или близкими. Это говорит о том, что человеку предпочтительно быть с Вами накоротке, он любитель более простого, доверительного общения, чем официального. Такие люди сами устанавливают границы общения и чаще их нарушают. Хорошо, если такие «нарушители» делают это без задних мыслей. Но бывает и так, что это просто отсутствие культуры, снобизм, выражение негативного отношения или просто показать, что мы с тобой не равны. Например, я – «Иван Иванович», а ты – просто «Ванька».

Если вам необходимо изменять степень дистанции в общении, вы можете регулировать это, называя имя собеседника или называя себя в соответствующем ключе. Согласитесь, когда требуешь от собеседника называть себя «Иваном», или «Иваном Ивановичем», вместо «Ваня», общение становится более официальным или формальным, нежели дружеским, тем самым, устанавливается психологическая граница между людьми.

2. Психологический возраст или отношение к возрасту

Вспомните, как вас называли в детстве? Ваше имя в большинстве случаев отличалось от паспортного. Ребенка называют «Ваней» или «Ванькой», «Ванечкой», нежели чем «Иваном». Детство проходит, а ощущение себя как ребенка может остаться. Иногда я встречаю людей, которые будучи во взрослом возрасте (по паспорту), предпочитают и позволяют себя называть «Ваней», «Светой», «Таней», «Володей», вместо «Иваном», «Светланой», «Татьяной», «Владимиром».

Конечно, мы можем позволять себе так называть наших близких людей, друзей, которых мы хорошо и достаточно долго знаем и это абсолютно нормально и естественно. Но когда я слышу от совершенно незнакомого мне человека, которому более 30 лет, что он «Ваня», а не «Иван», или «Таня», а не «Татьяна», то для меня это признак того, что человек, который так представляется, психологически имеет более младший возраст, чем возраст паспортный. Другими словами, детская часть в нем представлена больше. Человек воспринимает самого себя как «Ваня», а не «Иван».

Условно, в каждом из нас есть три части личности «Ребенок», «Взрослый», «Родитель». «Ребенок» — это часть личности, которая отвечает в нашей личности за такие качества как спонтанность, творчество, непосредственность, «детскость», игривость. Называя себя «Ваней», а не «Иваном», человек дает понять (бессознательно, конечно), что строить коммуникацию он готов исходя из детской части.

Конечно, это не означает, что такой человек не может быть взрослым и поступать как взрослый. Все зависит от ситуации. Это лишь показывает, что детская часть ярче выражена, и в большинстве ситуаций, она будет доминировать и проявляться сильнее. Например, вы можете сейчас вспомнить кого-то из своего окружения, людей, которые представляются именами, исходя из детской части (называют себя «Ваня», «Света», «Даша» и т.д.) и подумать о том, насколько много в общении с ними спонтанности, детскости, импульсивности, реакций обиды или менее ответственного поведения, другими словами, заметить насколько они ведут себя и поступают как Дети.

Есть еще один аспект. Некоторые люди, не принимающие свой возраст, а точнее, которые боятся стареть (взрослеть) предпочитают называть себя детскими именами. Чаще это присуще женщинам. Это такие особы, которые «застряли» в подростковом возрасте.

3. Контекст общения

Контекст, в котором происходит общение, задает границы и степень дистанции, в котором это общение происходит. Общаясь на работе, сотрудники могут называть друг друга на «Вы» и по имени и отчеству, хотя на обеденном перерыве или после работы опять перейти к дружескому общению. Есть даже рабочие контексты, когда общение и обращение к взрослому человеку по его детскому имени вполне естественны и обусловлены ситуацией.

Например, это консультация психолога. Когда психолог работает с детской частью клиента или обращается к более раннему опыту клиента, глупо и даже не полезно обращаться к нему «Иван» или «Иван Иванович». Вполне уместно называть клиента в данные моменты его детским именем с тем, чтобы как раз удерживать его в этом состоянии для работы, а затем, закончив ее, вернуться к его «взрослому» имени.

4. Самоотношение (то, как человек относится к самому себе)

Выше я уже писал, как человек сам себя называет, так он и воспринимает самого себя. Когда мы слышим свое имя, мы воспринимаем себя так, как оно звучит. Со звуками нашего имени приходит самоощущение статуса, близости общения, собственного возраста, иерархии с собеседником, общественного положения, отношения и даже качественных изменений этих параметров. Я наблюдал в жизни такие моменты, когда люди меняли собственное отношение к себе при получении новой должности, и это отражалось в имени. Девушка на работе долгое время представлялась разным людям и сотрудникам «Катей», а, получив повышение по службе, стала зазывать себя «Екатериной». Вроде бы мелочь – а изменение в самоотношении присутствует.

Как все это можно использовать в обычной жизни?

Более внимательное отношение к тому, как люди себя именуют, может стать дополнительным диагностическим инструментом. Назвав себя или отреагировав на разные сочетания имен, собеседник покажет вам, из какой части он готов простроить с вами диалог (Родитель, Взрослый, Ребенок), какую позицию он занимает. Реагируя на имя (в том числе и на ваше) при первичном знакомстве, вы можете определить границы в общении или его отношение к самому себе.

В супружеских отношениях это также можно использовать как диагностический инструмент. Например, если один из супругов воспринимает другого как ребенка, либо занимает Родительскую позицию по отношению к нему, это может проявиться в том, как супруги друг друга называют. Уменьшительно-ласкательные формы имени, как раз этой серии. И здесь речь не идет о ситуативных играх супругов, когда они флиртуют друг с другом, скатываясь в детские позиции, а о привычке и норме, которые наблюдаются длительно.

Одна супружеская пара обратилась к психологу с запросом о том, что у них исчезли сексуальные отношения. Когда стали разбираться, выяснилось, что супруги называли друг друга «Папа» и «Мама». У супругов были дети, и, соответственно, они настолько вжились в Родительские роли, что забыли про супружеские. Каждый из супругов в этой паре воспринимал партнера как Родителя, а не как супруга. А, как известно, с родителями не спят.

Есть очень много супружеских пар, которые друг с другом отыгрывают в большей степени детско-родительские отношения, нежели чем супружеские. Отсюда соответствующая динамика, которая проявляется в поведении, и в том, как супруги друг друга называют.

Что день грядущий нам готовит?

На сегодняшний день есть «модные» тенденции менять имена, фамилии. Вообще, это становится характерно для обществ, вступивших в эпоху постмодерна. Постмодерн, как парадигма, диктует нам отказ от любой формы коллективной идентичности. В погоне за индивидуализмом человечеству уже предлагается отказаться от таких форм как пол, личная история, имя, от любых форм иерархии. Как пример: в США и в Европе смена пола становится нормой. «Родитель 1» и «Родитель 2» в западной структуре семьи, это тоже из этой серии. Отсюда и тенденция к смене имени. Очень хочется верить, что в России, как всегда, все эти «нововведения» обретут форму очередного симулякра. По словам одного из классиков, Россия — любительница донашивать за Европой ее старые шляпки. И носить мы их будем как всегда – набекрень.

2016-01-06T20:06:52+00:00 Январь 6th, 2016|Нет комментариев

Оставить комментарий